Поиск по этому блогу

суббота, 27 января 2018 г.

Обзор фильма: «Три билборда на границе Эббинга, Миссури»

Семь месяцев прошло с того момента, как Милдред Хейс при стечении трагических обстоятельств потеряла свою дочь. Все это время от полиции нет никаких новостей, преступники не найдены, и складывается ощущение, что дело уже давно сдано в архив. Но женщина, преисполненная горя, решается на последний шаг – развешивает на трех билбордах обвинения в адрес полиции и напоминания о случившемся. И это становится той искрой, которая пробуждает дремлющие чувства людей города. Но шаги Милдред не побуждают власти возобновить расследование, а лишь ведут к беспорядкам, жестокости и затуханию надежны на правосудие.


«Три билборда на границе Эббинга, Миссури» - это сложная картина. На первый взгляд она не представляет ничего особенного. Чувствуется слабость структуры сценария, нет какой-то логической линии. Мы видим несколько ключевых персонажей. Это главная героиня Милдред Хейс, в которой смерть дочери засела, словно неизлечимая заноза, и каждое утро напоминает о себе. И Милдред всеми силами пытается вырвать ее из своей души. И чем дальше заноза там сидит, тем сильнее озлобляет человека. Это и Билл Уиллоубин. Персонаж не интересен как личность, но интересен как мотиватор, как переродитель человека. Именно он повлиял, наверное, на самого колоритного героя фильма (спасибо за это актеру Сэму Рокуэллу) Джейсона Диксона, который изначально был эгоистом, садистом и расистом, но после слов Уиллоубина о любви и прощении перерождается, снимает очки ненависти и себялюбия и иначе смотрит на окружающих. Даже искренне просит прощения у человека, которого недавно избил.  

Для понимания «Трех билбордов» нужна не одна минута, не один час, не один день. Только спустя некоторое время ты видишь, что данная лента – это классический вестерн, со всеми его моральными идеалами. Дикий Запад был местом, где каждый сам за себя, где каждый был либо другом, либо врагом, где было место для мщения. Это было в XIX веке и раньше. Самосуд, отсутствие правопорядка – все это было нормой для того далекого времени. Но когда те же принципы жизни, те же нравственные устои ты видишь в XXI веке, то это на самом деле производит большое впечатление. Чувствуется комичность данного положения. Но это не ухмылка в сторону режиссера и сценариста Мартина МакДона, это удивление в нашу сторону: несмотря на все блага цивилизации, люди не изменились: остались принципы мести и эгоизма, остались предрассудки и жестокость, осталась преступность и ненаказуемость. Это побуждает людей самих браться за оружие.



Почему Милдред Хейс хочет найти убийцу своей дочери и желает отплатить ему тем же? Из-за того, что не видит иного способа растворить в своей душе ту занозу, которая засела в ней. Ей хочется тем самым получить прощение дочери за свое пренебрежительное отношение. Рвется к торжеству правосудия, но правосудия, по ее мнению, нет. И поэтому она идет против всех и сжигает мосты. Но это не потому, что она плохой человек; просто то горе, которое она носит в себе, и неспособность от него избавиться толкают Милдред на отчаянные поступки: на драки, поджоги, желание наказать не того и… билборды. Но билборды  каждой минутой фильма из провокации превращаются в память о дочери, и уже не так важно, что на них написано; важно, что они значат для матери. Тут же надо сказать и про игру Фрэнсис Макдорманд, которая и стала Милдред. Она сыграла отлично: видны усилия героини, чтобы не дать гневу возобладать над собой. Но какой-то эмоциональной глубины не ощущается.

Великолепным же героем «Трех билбордов» является Джейсон Джонсон в исполнении Сэма Рокуэлла. Он идеален в первую очередь потому, что есть его развитие, есть путь человека от низкого к высокому, способному ради правды пожертвовать собой. Но этот умело прописанный герой не был бы таким ярким и гениальным, если бы не потрясающая работа Рокуэлла. Актер мастерски пропитался своим Джонсоном. Каждым нервом ощутил его некоторую помойность души, которая состоит из лести, жестокости, эгоизма, и в тоже время внутренней слабости. Каждая эмоция, каждое движение - все в актере просто излучает вышеописанный букет эмоций. И именно этот блеск позволяет нам увидеть истинное перерождение персонажа. И именно Рокуэлл заслуживает в этом году «Оскара» за роль второго плана.



Сама идея картины  -  отсутствие в том обществе, которое видит и ощущает сценарист и режиссер Мартин МакДона, нормальных человеческих отношений, где жестокость порождает большую жестокость. Это можно сказать о Милдред, которая несет жестокость в общество, но ее такую породила другая жестокость, и это, в понимании режиссера, замкнутый круг. В нем появляется самосуд и место для мщения. Причины для этого он показывает разные, и в первую очередь безразличие правоохранительных органов, а точнее, мнимое безразличие (от тяжести утраты Милдред начинает видеть все, чего только нет). «Три билборда» - это картина о первобытном обществе в XXI веке, веке высоких технологий, где люди, чтобы выжить и защитить своих близких, решаются взять в руки оружие. Но месть не даст нужного результата, она лишь усугубит состояние. И в этом месте хочется привести слова их картины Алехандро Г. Иньярриту «Выживший», где также звучит тема утраты ребенка: «Я тоже лишился семьи. Суи убили мое племя. Я иду на юг, искать других пауни. Мое сердце истекает кровью, но месть – во власти Создателя».



«Три билборда на границе Эббинга, Миссури» - это, определенно, достойная картина уходящего киногода, и ее не зря отмечают многими наградами, особенно актерскими. Но в ней не хватает атмосферного градуса, наверное, поэтому режиссер Мартин МакДона и остался без режиссерской номинации. Именно небольшое недожатие в эмоциональности не дает фильму полностью вовлечь зрителя в происходящее, каждой клеткой проникнуться трагизмом произошедшего. Что идеально в этом фильме, так это актер второго плана Сэм Рокуэлл, который прожигает экран своей харизмой, своей глубиной. «Три билборда» - это немного недожатый по градусу фильм, снятый по сценарию, который мудро и четко прописывает каждого героя и его речь, и тем самым показывая идею первобытного общества даже в век современных технологий.


7 из 10.

Текст: Дмитрия Тищенко