Поиск по этому блогу

вторник, 15 мая 2018 г.

Юбилеи любимых фильмов: "Страх и ненависть в Лас-Вегасе "


«Мы не можем здесь остановиться! Это страна летучих мышей!»

Я нарушаю собственную традицию – писать в этой рубрике только о фильмах – юбилярах начиная с 25 – летних юбилеев. Картине Терри Гиллиама «Страх и ненависть в Лас – Вегасе» сегодня исполняется только 20, но я не смогла обойти ее вниманием. Культовый фильм, великолепно снятый. Пересматривать его не надоедает. 15 мая 1998 года состоялась его премьера на Каннском кинофестивале; 19 мая фильм был показан в Нью – Йорке, 22 мая  вышел в прокат на все экраны США, а чуть позже – и в других  странах.

Он основан на реальных событиях: снят по книге Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас – Вегасе. Дикое путешествие в сердце американской мечты». Действие происходит в 1971 году.


Когда я в первый раз смотрела эту картину, меня трясло, хотя выходки наркоманов и вызывали смех. Трясло от страха. Впервые у меня такое состояние было, чтобы страшно и смешно одновременно. Звучал в голове вопрос: «Неужели такое на свете существует?» В последующие просмотры меня уже не трясло, а было только смешно, и восхищала превосходная игра Джонни Деппа и Бенисио Дель Торо. Некоторые люди говорят, что этот фильм пропагандирует наркотики. Ну,если кому – то захочется выглядеть так…По – моему, как раз без прикрас показано, к чему приводит употребление всякой «дури»: такие «глюки» накрывают и ощущения, что не позавидуешь. Да и похожи эти герои на психически больных, а кто – то хочет быть похож на таких больных? Что еще сказать?.. Столько тут всего намешано: жуткая дорога и попадание в «страну летучих мышей»; между этим возглас: «Я профессор журналистики!...Это важно!..» (вовремя вспомнил действительно…, ценное уточнение…), несметное количество всякого «дерьма», припасенное для поездки; чудовища в кафе и «лужи крови», «легкая походка», песок в чашке вместо кофе, борьба с грейпфрутами, жуткий беспорядок в комнате и песня про белого кролика, откусывающего себе голову (такая «классная», что хочется под нее умереть (одному из героев); «Z» на лбу, печатная машинка, яркие рубахи, длинные носки и очки самых разных цветов; а еще сожженная постель, глаза навыкате и длинный хвост поутру… Много всего, просто маскарад. И плюс постоянный страх, «ненависть», потому что «угрожающие вибрации», как казалось наркоманам, «шли со всех сторон».



Меня почему – то особенно смешат три ситуации. 1). Когда «друзья – товарищи» идут в цирк, еле волоча ноги (словно паралитики) и как их гнет при этом кого куда; а еще потом Рауль Дюк толкает доктора Гонза в спину – и тот падает с вращающейся площадки, а затем возмущается: «Какая – то сволочь толкнула меня в спину!»  «Сволочь» же как бы не причем. 



2). Еще очень смешон эпизод заселения Рауля Дюка в отель «Фламинго». Идет страшная грызня (именно грызня) между администратором и посетителем (у которого еще и жена «воет» рядом), а наш герой так скромненько втискивается между ними и говорит: «Может быть, Вы меня быстренько обслужите?»



 И 3). Как можно бороться с наркотиками, если собравшиеся на конференцию окружных прокуроров по теме «Наркотики и опасные лекарства» сами обкурены (возможно, не все) и «явно тащатся»? Рауль Дюк же, которому надо было осветить это мероприятие после гонки «Минт400», и его адвокат сидят в зале, словно чистые ангелы. Они выглядят напуганными, интеллигентными и совершенно белыми воронами. Про ведущего было сказано так: «Да он полупсих!» Видно, как друзей возмущает ситуация. И кто бы подумал, что эти ребята тоже в теме? Можно ли подумать, глядя на них, что это - два жутких «наркуши»?


Теперь перейдем к идейности. Что здесь можно сказать…Я думаю, автор просто описывал ту ситуацию, ту жизнь, в которой сам находился. Он свидетельствует о том времени; рассказывает о том, чем жили, и делает какие – то выводы. «Я был там!» И этим все сказано. Известный журналист и писатель констатирует факты, рисует картину того времени. «Взлет, который никогда не вернешь. Сан – Франциско, конец шестидесятых… Особое место и время. Но никакие слова, музыка или воспоминания не вернут ощущения бытия в том времени и пространстве». Хантер С. Томпсон знает – все это плохо, неправильно, страшно, грешно. «Грешник я подлый, смертный, плотский, крупный, мелкий – как ни назови, Господи… Я виновен!» Он попал в какой – то всеобщий круговорот безумия. «Мир безумен в любом направлении и в любое время, с ним сталкиваешься постоянно. Но было удивительное, вселенское ощущение правильности всего того, что мы делали». Автор, возможно, дал самую подробную и правдивую картину тех лет. Показал протест молодежи «против всей ситуации» (ситуаций таких было в достатке, и одна из них – обычное попустительство, баловство (мое мнение), а потом уже не остановиться). «Конечно же, я пал жертвой повального увлечения. Обыкновенный уличный бездельник, который жрал все, что попадало под руку». Сам же он и выносит свой приговор поколению: «Эти наивные уроды полагали, что можно обрести мир души и понимание, купив за 3 доллара таблетку радости, а результат – поколение жизненных калек, так и не понявших главную, старую как мир ошибку наркокультуры, что Кто – то  или Что – то поддерживает свет в конце тоннеля».      


Текст: Светланы Тищенко